Квартира без ванной (пьеса)

К а р л и к, молодая и очень красивая женщина.
К о т и к, её муж, лет двадцати пяти.

 

 

На сцене валяются обрывки газет и другой мусор. В правом углу большой фикус. В левом – огромная, сделанная из золота и слоновой кости, кровать. На кровати лежит Карлик, лицом вниз. Она одета в старую, рваную и грязную комбинацию. На ногах – изодранные чулки разного цвета. Карлик смотрится в маленькое зеркальце. Когда в комнату входит Котик, Карлик торопливо прячет зеркальце под матрас, утыкается лицом в подушку. В руках Котика огромный букет цветов.

К а р л и к. (Равнодушно). Ты принёс мне цветы, Котик?

К о т и к. Да. Что мне с ними делать?

К а р л и к. Этот вопрос ты задаёшь мне каждый день, возвращаясь… И каждый день я тебе даю на него один и тот же ответ.

К о т и к. Я жду его.

К а р л и к. Кого?

К о т и к. Ответ, конечно.

К а р л и к. Я не знаю, делай с ними, что хочешь.

К о т и к. Но я принёс их тебе…

К а р л и к. Ну и что? Можешь забросить их вон в тот угол. А впрочем, если ты действительно принёс эти цветы мне, то забрось их вон в тот угол. (Показывает рукой, в какой именно угол нужно забросить цветы. Котик бросает цветы в угол, противоположный тому, на который указала Карлик).

К а р л и к. Конечно же, ты бросил цветы совсем в другой угол.

К о т и к. Да, за два года, три месяца и шесть дней нашей совместной жизни ты прекрасно меня изучила.

К а р л и к. Я не изучила тебя. Я просто определила по звуку – куда именно ты забросил цветы. (Карлик поднимается с постели и садится на край кровати, по-прежнему не глядя на Котика).

К а р л и к. Ну что, я ничего не забыла сегодня? Я правильно сказала всё, что должна была тебе сказать?

К о т и к. Да, и мне это очень нравится. Мне нравится порядок в семейных отношениях. Я доволен. (Котик садится на кровать, рядом с Карлик).

К а р л и к. (Улыбаясь, смотрит на Котика). А где ты сегодня украл для меня цветы?

К о т и к. Я сорвал их на клумбе возле Центральной Усадьбы.

К а р л и к. Господи! И тебя не поймали?

К о т и к. Они устроили за мной погоню… Но ты ведь знаешь, что меня не так-то просто догнать.

(Пауза. Карлик улыбается.)

К а р л и к. Если я правильно помню, то вчера ты воровал цветы на той же клумбе?

К о т и к. Нет, вчера я рвал цветы на Оранжевой аллее. Да какая тебя разница…

К а р л и к. Должна же я как-то ориентироваться в нашем городе. В конце концов, мы ведь живём здесь…

(Долгая пауза)

К а р л и к. Котик, милый, но я не могу так больше (обнимает Котика за талию и прижимается к нему лицом). Я хочу куда-нибудь сходить. Я хочу увидеть людей. Я хочу услышать чьи-нибудь голоса. Я скучаю по людям…

К о т и к. (Встаёт с кровати и нервно передёргивает плечами). Иди, пожалуйста, я не держу тебя. А кроме меня здесь нет никого, кто мог бы удержать тебя… Иди. Иди на улицу и засвечивай там прохожим глаза своими дырами. (Подходит к Карлик и хватает её за край комбинации). И потом, от тебя же дурно пахнет. Ты же не мылась уже два года с лишним. Если ты думаешь, что этот запах понравится ещё кому-то, кроме меня, то ты ошибаешься. Среди миллионов людей может найтись только один человек, которому понравился бы твой запах. Этот человек – я. Честно говоря, я не понимаю, чем ты недовольна.

К а р л и к. Но в нашем доме нет ванной комнаты… Я ничего не могу поделать…

К о т и к. Да, в нашем доме нет ванной комнаты, но что могу поделать я?..

К а р л и к. (Устало ложится на кровать и утыкается лицом в подушку). Ты деспот.

К о т и к. (Садится на краешек кровати, отечески гладит Карлик по голове). Я знаю, я знаю, что тебе не даёт покоя… Ты до сих пор не можешь простить мне, что в день нашего бракосочетания нам подарили мужской костюм, а не какое-нибудь роскошное платье.

К а р л и к. (Поднимая голову, истерично). Ну почему, почему нам на свадьбу подарили не женское платье, а этот дурацкий, чёрный, ненавистный костюм!.. (Пауза. Карлик снова утыкается лицом в подушку). А впрочем, я всё понимаю теперь, я давно обо всём догадывалась. Ты специально не покупаешь мне платье!.. В конце концов, ты давно мог бы продать свой идиотский костюм, или хотя бы пиджак от него.

К о т и к. И возвращаться домой раздетым…

К а р л и к. Ты мог бы продать свой пиджак, чтобы не ходить по улице совсем голым, и купить мне платье, которое намного дешевле твоего пиджака. Но ты меня просто ревнуешь! Ты меня ревнуешь по-чёрному даже к прохожим, которых я никогда раньше не видела. (Котик обхватывает голову руками и качает устало головой. Карлик снова утыкается лицом в подушку. Пауза.) Знаешь, меня даже в детстве не покидало чувство, что я твоя собственность. И в детстве, и в юности тоже. И дело совсем не в том, что мы вместе росли. И не в том, что нас восптывала моя бабушка…

К о т и к. (Удивлённо поднимает голову). Твоя бабушка?

К а р л и к. Да, именно моя бабушка. Да.

К о т и к. Но я всегда считал её нашей общей бабушкой…

К а р л и к. Неправда… неправда. Она всегда больше любила меня, потому что я ей родная… И ты всегда чувствовал это. Ты, может быть, не отдавал себе отчёта в этом, но это всегда сказывалось на твоих поступках. А может быть, даже и на мыслях. Я не знаю. Я не собираюсь копаться в твоих мыслях. А что касается поступков, то именно поэтому ты сделал меня своей собственностью. Когда человек получает мало любви, ему нужна своя собственность.

К о т и к. Господи, откуда, откуда в тебе всё это? Ты ведь даже людей не видишь!.. Ты ведь не можешь общаться с людьми… Откуда ты берёшь пищу для таких рассуждений?..

К а р л и к. И всё-таки факт остаётся фактом. Он а была моей бабушкой, а не твоей. И её дочь родила меня. Меня, а не тебя.

К о т и к. (Берёт себя в руки.) Тебе доставляет удовольствие говорить именно о тех вещах, которые мне неприятны.

К а р л и к. Прости, прости меня, Котик. (Снова утыкается лицом в подушку). Но это обыкновенное чувство неполноценности, присущее каждой собственности.

(Долгая пауза)

К а р л и к. Я должна сообщить тебе ещё одну неприятную вещь.

К о т и к. Я прошу тебя, не надо… Ты и наговорила мне кучу неприятных вещей.

К а р л и к. (Печально смеётся). Но эта неприятность совершенно другого порядка. (Котик настороженно смотрит на Карлик. Карлик встаёт с кровати, подходит к фикусу, любовно гладит листья).

К о т и к. Ты встаёшь с кровати? Зачем ты это делаешь? Я, конечно, понимаю, что ты себе можешь иногда позволить такое, но сейчас я не вижу повода…

К а р л и к. (Спокойно). Сейчас ты увидишь повод.

(Пауза)

К а р л и к. Ты ведь не знаешь, как умерла наша бабушка…

К о т и к. Но ты сообщала мне… Третий инфаркт…

К а р л и к. Третий инфаркт… Это всё правильно… Но ты не знаешь, как умерла наша бабушка! Я тебе говорю, что ты не знаешь, как умерла наша бабушка.

К о т и к. Успокойся и ляг, пожалуйста, на кровать.

К а р л и к. Отстань!.. Ты знаешь, чем был вызван этот третий инфаркт?

К о т и к. Я прошу тебя лечь на кровать.

К а р л и к. Или, вернее, кем был вызван этот третий инфаркт?

К о т и к. (Закрывает уши пальцами). Я ничего не хочу слышать.

К а р л и к. (Очень громко). Можешь не закрывать свои уши пальцами, всё равно тебе всё будет слышно. Я была причиной её третьего инфаркта!

(Долгая пауза)

К о т и к. (Освобождая уши). Всё равно я ничего на слышал.

К а р л и к. Нет, ты всё слышал. Просто ты трус! (Карлик снова подходит к кровати и ложится на неё).

К а р л и к. (С вожделенной улыбкой). Мне нужна была эта кровать… (Обнимает кровать руками). Мне нужен был этот фикус… Мне нужна была моя собственность. (Постепенно выражение её лица становится усталым и безысходным. Котик ложится рядом с Карлик. Карлик обнимает его одной рукой и гладит волосы).

К а р л и к. А вообще-то это очень длинная история. Всё началось ещё тогда, когда ты носил коротенькие шорты, а я ненавидела нашу бабушку за то, что она моет тебя в ванной. Уже тогда для всех, кроме меня, пожалуй, было ясно, как день, что мы с тобой поженимся. Ну как же… Ведь этого хотела наша бабушка. И потом, мы были так похожи, что, казалось, кто-то создал нас друг для друга. Но можешь мне поверить, что уже тогда я ненавидела тебя, потому что уже тогда была твоей собственностью.

К о т и к. (Устало закрывает глаза). Да, да, конечно…

К а р л и к. Конечно, конечно, ты спи, ведь ты не поспал ещё после своего прихода. Я, наверное, ужасная эгоистка. И всё-таки я буду рассказывать дальше эту увлекательную историю.

(Пауза)

Я встретила его года три или четыре назад. А может быть, значительно раньше. У него был идеальнейших линий нос…

К о т и к. Никогда не думал, что у меня нос идеальнейших линий…

К а р л и к. И глаза у него были голубые и печальные…

К о т и к. Как у меня?

К а р л и к. Нет. У тебя карие глаза… даже чёрные…

К о т и к. Да что ты говоришь такое! Мне всегда говорили, что глаза у меня светлые, скорее голубые, чем серые…

К а р л и к. Нет, у тебя чёрные глаза, потому что таких голубых глаз, как у него, я ещё никогда не встречала…

К о т и к. Как его звали?

К а р л и к. Я не помню. Честное слово, не помню. Я помню только его лицо, волосы, фигуру, одежду… Мы с ним просто здоровались какое-то время…

К о т и к. Я знаю, о ком ты говоришь… Это было ещё до войны?

К а р л и к. Что было? Ничего не было. Мы с ним просто здоровались. Конечно же, это было до войны…

К о т и к. Я знаю, о ком ты говоришь.

К а р л и к. Нет, нет, если ты имеешь ввиду того мужчину, который бродил ночью под моими окнами, то ты ошибаешься. Этот был намного моложе и красивее. И потом, я не видела его ночью, я видела его только днём. Мы здоровались с ним.

К о т и к. Ты издеваешься надо мной!

К а р л и к. Нет. А впрочем, думай, что хочешь…

К о т и к. Я не верю ни одному твоему слову.

К а р л и к. Ты можешь не верить мне, но ты должен выслушать мою историю до конца, хотя бы из вежливости. Так вот, у него были очень печальные глаза и возбуждающий рот. Я любила его (Кричит прямо в ухо Котику, приподнимаясь на локте). Я любила его!

(Пауза)

К а р л и к. Послушай, а ведь я даже никогда не была в тебя влюблена. Да и ты тоже. Я ведь твоя собственность, и ты настолько привык к этому, что даже не имеешь возможности влюбиться. (Пауза. Снова опускает голову на подушку). Когда я поняла, что никогда не смогу бросить тебя, да, да, бросить, хотя мы тогда ещё не были женаты, так вот, когда я поняла, что никогда не смогу этого сделать, хотя по-настоящему я любила другого, ты веришь мне? Ты должен мне поверить! Я решила, что у меня, по крайней мере, должна быть своя собственность. Всё произошло случайно… Честное слово, я не ожидала такого конца, по крайней мере, я никогда не думала и не говорила об этом… Может быть, где-то в глубине души я догадывалась… даже надеялась… Но никакого умысла в моих действиях не было. Это точно. В общем, я сказала нашей бабушке, что никогда не выйду за тебя замуж, потому что люблю другого. Наверное, бабушка всё-таки сильно любила тебя…

(Пауза)

На самом деле, мне просто нужна была своя собственность. Мне нужны были этот фикус и эта чёртова кровать, на которой теперь мы с тобой спим.

(Пауза)

Бабушку хватил инфаркт, и она умерла. И вот кровать и фикус наши, то есть мои, а мы с тобой муж и жена.

(Пауза)

Так что можешь считать меня убийцей собственной бабушки. А? Что ты на это скажешь? (Котик встаёт с кровати и подходит к фикусу. Любовно гладит листья).

К о т и к. Ничего не скажу. Скажу, что у тебя богатое воображение.

К а р л и к. (Вскакивая с кровати). Замолчи! (Истерично). Если у меня богатое воображение, то в этом виноват ты! Я ведь никогда тебя не любила!

К о т и к. Умоляю тебя, ложись в постель. Я не вижу повода…

К а р л и к. (Падая на постель). Я те-бя ни-ког-да не лю-би-ла… (Плачет). Я тебя никогда не любила. И ты меня никогда не любил. (Поворачивает лицо к Котику). Ведь правда?

К о т и к. Что правда?

К а р л и к. Что ты меня никогда не любил… (Умоляюще). Что ты меня никогда не любил. Ну, скажи…

К о т и к. Да…

К а р л и к. (Вытирая слёзы, раздражённо). А зачем же ты на мне женился? Зачем ты испортил мою жизнь?

К о т и к. А ты зачем?

К а р л и к. Что зачем?

К о т и к. Зачем ты вышла за меня замуж?

К а р л и к. Но ведь я женщина… (Улыбаясь, достаёт из-под матраса маленькое зеркальце и любуется в него).

К о т и к. Откуда у тебя это?

К а р л и к. Мне подарили это. Уже давно. Ещё до войны. Я просто прятала от тебя это.

К о т и к. Где ты это прятала?

К а р л и к. Вот здесь, под матрасом. Как будто здесь ещё есть место, куда можно что-нибудь спрятать…

К о т и к. Я не хочу, чтобы у тебя это было.

К а р л и к. Я всё поняла. (Продолжает смотреться в зеркало). Ты ревнуешь меня даже к моему собственному отражению.

К о т и к. (Подходит к Карлик и выхватывает у неё зеркальце, бросает его на пол. Зеркальце разбивается). Вот так! Я просто не хочу, чтобы у тебя это было.

К а р л и к. Я всё поняла. Ты ревнуешь меня даже к моему собственному отражению. Выходит, что ты ревнуешь меня ко мне самой же. Господи, как же нужно любить меня для того, чтобы ревновать меня ко мне же… Да ты же безумно влюблён в меня! И давно?..

К о т и к. С тех пор, как опмню себя.

К а р л и к. Боже мой! (Пауза) Милый, я тебя тоже очень люблю. И причём с тех самых пор, как помню себя… Странно…

К о т и к. Прекрати…

К а р л и к. И ещё уважаю и даже немного боюсь. Подойди ко мне.

К о т и к. (Подходит). Прекрати!

К а р л и к. Ну ближе, ближе. Не бойся. Я тебя не съем. Наклонись немного… Вот так… (Котик наклоняется к Карлик, Карлик обхватывает его шею своими руками). Ещё ближе, ещё… (Котик ложится на Карлик. Долгая пауза).

К а р л и к. Ну давай же, начинай. (Обхватывает его бёдра руками и пытается двигать ими).

К о т и к. (Раздражённо). Ты с ума сошла! (Вырывается из рук Карлик и садится на кровати. Обхватывает голову руками). Ты с ума сошла.

К а р л и к. (Участливо заглядывая Котику в лицо). А ты не боишься, что с тобой будет то же самое, что с нашей бабушкой?

К о т и к. Нет.

К а р л и к. Почему?

К о т и к. Потому что наша бабушка была старая.

К а р л и к. Не смей её называть н а ш е й бабушкой!

К о т и к. Но ведь ты называешь её нашей бабушкой…

К а р л и к. Я называю её нашей бабушкой, а не вашей. Откуда ты знаешь, кого я имею ввиду?

К о т и к. Так вот, я не боюсь, что со мной будет то же самое, что с н а ш е й бабушкой, потому что она была старай, да к тому же перенесла два инфаркта. Понимаешь, она умерла от старости. А я пока умирать не собираюсь. Так где ты, говоришь, прятала это? (Указывает на осколки зеркала). Под матрасом?

К а р л и к. Да.

К о т и к. Ну-ка, приподнимись, встань с кровати…

К а р л и к. (Встаёт с кровати). Ты просишь меня встать с кровати? Странно… (Котик начинает перетряхивать постель). Неужели ты будешь обыскивать нашу квартиру?

К о т и к. (Спокойно). Отойди, пожалуйста.

К а р л и к. (С ужасом глядя на Котика, отходит на шаг). Неужели ты будешь обыскивать нашу квартиру?! Нашу кровать… на которой мы провели столько вместе столько бессонных ночей. На которой мы так любили друг друга!.. В конце концов, это моя кровать…

К о т и к. (Продолжая перетряхивать постель). А почему ты спросила?

К а р л и к. (Всё ещё дрожащим голосом). Что спросила?

К о т и к. (Заканчивает перетряхивать постель). Про бабушку. (Оба садятся на кровать).

К а р л и к. (Улыбается загадочно). Просто так… Это мой маленький секрет. К меня могут быть маленькие секреты?

К о т и к. Ты хочешь меня убить?

К а р л и к. (С ужасом). Боже мой! Как тебе такое могло прийти в голову?

К о т и к. Тебе никто не мешает это сделать.

К а р л и к. Прекрати! (Возмущённо). У меня бывает иногда такое желание, но…

К о т и к. Да нет… я не хотел сказать ничего дурного. Я просто хотел дать понять тебе, что я -–твой. Ты можешь делать со мной, что хочешь. В конце концов, ты - моя жена.

К а р л и к. (С чёрной радостью). Я всё поняла! Господи, почему я не поняла этого раньше? Я раскусила тебя… Я поняла твою сущность. Ты готов одобрить любое моё действие, при условии, что это действие будет направлено на тебя. И тебе даже безразлично, будет это действие хорошим или плохим. Молчи. Давай помолчим. Я хочу хорошенечко поразмыслить над этим. (Некоторое время молчат. Потом Карлик встаёт с кровати и начинает ходить по комнате).

К а р л и к. Ну как же? Как же я не поняла этого раньше? (Останавливается и смотрит в глаза Котика. Говорит серьёзно, даже трагически). Ты думаешь, что я вышла бы за тебя замуж, если б знала это раньше?

К о т и к. Думаю, что да. (Карлик снова начинает ходить по комнате).

К а р л и к. Хотя, впрочем, да… Мы ведь с детства были обречены на этот брак. (Снова останавливается перед Котик и заглядывает ему в лицо). После этого ты хочешь, чтобы я тебя любила?

К о т и к. (Спокойно). Хочу.

К а р л и к. (Серьёзно). А ты меня любишь?

К о т и к. Ты меня спрашивала об этом много раз.

К а р л и к. (Страдальчески искривив лицо, кричит). Но ты отвечаешь мне каждый раз по-разному! Иногда ты просто не отвечаешь на мой вопрос! В такие моменты я готова тебя убить.

(Пауза)

К о т и к. По-моему, тебе нужно лечь в кровать. Ты опять разволновалась. (Пауза. Карлик застывает в неестественной позе). Ты меня извини, конечно, но я очень устал. Я хочу отдохнуть. Можно я посплю немного?

К а р л и к. (Безразлично). Конечно. Я, наверное, страшная эгоистка. Ты ведь не спал ещё… (Пауза. Котик ложится. Карлик выходит из оцепенения, становится на четвереньки и скрывается под кроватью). Котик, а у меня для тебя есть сюрприз.

К о т и к. (Устало). Да?

(Карлик вылезает из-под кровати, держит в руках графин и стакан).

К о т и к. Что это?

К а р л и к. Это осталось после бабушки. Я нашла это под кроватью.

К о т и к. Это можно выпить?

К а р л и к. Да. (Достаёт из-под комбинации какое-то зёрнышко). Только нужно бросить туда ещё вот это. (Котик садится на кровать, берёт в руки графин и стакан. Наливает в стакан жидкость. Карлик бросает в стакан зёрнышко. Жидкость начинает пузыриться).

К а р л и к. Теперь пей. (Котик выпивает содержимое стакана и долго смотрит Карлик в глаза. Некоторое время оба молчат.). Поцелуй меня… пожалуйста… (Котик отводит в стороны руки с графином и стаканом. Целует Карлик. Графин и стакан падают на пол, разбиваются. Котик медленно опускается на подушку. Карлик ложится на него. Вдруг Котик делает резкое движение телом и падает с кровати на пол. Карлик молча и с ужасом смотрит на него. Через некоторое время тело Котика становится неподвижным. Минуту Карлик тоже сидит неподвижно, глядя на тело. Потом вскакивает с кровати и отбегает на несколько шагов в сторону, по-прежнему глядя на тело Котика. Постепенно тело её расслабляется, и она начинает что-то шептать. Подходит к кровати, становится на четвереньки, стаскивает с кровати одеяло и заворачивает в него тело Котика. Потом достаёт из-под кровати большое зеркало, устанавливает его, оперев на горшок с фикусом. Садится напротив зеркала. Держит руку у лица, имитируя микрофон, и начинает говорить, как будто даёт зеркалу интервью).

К а р л и к. Я не помню, когда он попал в наш дом. Знаю только, что его привела наша бабушка, а как это произошло – не помню.

(Пауза)

Он был тихим и застенчивым, как девочка. Да и не всякая девочка смогла бы так безропотно переносить все обиды, которые я ему причиняла. Мне казалось, что я ненавижу его. Но по ночам, когда я вспоминала о нём, я тихо плакала.

(Пауза)

В общем, уже тогда, наверное, я была по уши влюблена в него.

(Пауза)

(С нежной улыбкой). И странное дело, чем больше я отпускала в его адрес колкостей, тем больше он привязывался ко мне. Тогда я и придумала ему эту обидную кличку… Котик… Теперь-то я уже к ней привыкла, а тогда она мне казалась верхом остроумия. А кличка, которую он дал мне, никогда не казалась мне остроумной. Карлик. Тогда я действительно была очень маленького роста. Намного меньше его и остальных сверстников. Может быть, поэтому, то, что он называет меня Карлик, казалось мне непростительной жестокостью. Но я никогда не говорила ему об этом. А он, наверное, не находил в этой кличке ничего плохого.

(Пауза)

Сейчас я уже не понимаю, какой у меня рост. Я действительно несколько ниже его. Но ведь я – женщина. Возможно, что все женщины ниже мужчин. Он говорит, что ему нравится мой рост. Он говорит, что мой рост – его любимый женский рост. Не знаю… можно ли ему верить в таких вопросах…

(Пауза)

Когда мы решили пожениться, я, конечно же, витала в розовых облаках. Он казался мне совершенством. И в первые месяцы нашей совместной жизни я действительно была счастлива. Может быть, мне это только так казалось… Не знаю…

(Пауза)

Сразу после свадьбы мы поселились в этой квартире. Боже, как мы были рады этому!

(Пауза)

Мы вдвоём притащили сюда фикус и кровать. Здесь-то и прошли наши самые счастливые месяцы.

(Пауза)

А потом всё оборвалось. Он ушёл на войну. Я не хотелаЮ чтобы он ходил туда. Я плакала…

(Пауза)

(Возбуждённо). Я не понимала, зачем? Зачем это нужно? Кому это нужно?! Я отговаривала его. Я сказала ему, что уходя на войну, он делает меня несчастной. А его присутствие там, на войне, никого не сделает счастливым.

(Пауза)

Конечно, он меня не послушал… Я очень много плакала… Правда, война длилась всего неделю. Недолго… Но, Боже мой, что я пережила за эту неделю! Я получила целую кучу похоронок! Сейчас скажу точно… Так… Двадцать… семь… Да, двадцать семь похоронок я получила за эту неделю… Я ума сойти! Конечно же, я не верила ни одной из них. Я прекрасно знала этот способ: если не хочешь, чтобы это было правдой, не верь этому. И я не верила.

(Пауза)

Он действительно вернулся. Он позвонил в дверь, и я бросилась открывать её. Но у двери я немножко помедлила, потому что услышала, кроме его голоса, ещё чей-то голос. Это был женский голос. А когда я открыла дверь, то на пороге стоял только он. Я спросила, кто эта женщина. “Какая женщина?” – переспросил он. “Та, с которой ты сейчас только разговаривал”, - сказала я. Он ответил: “Имя этой женщины – Победа”. “Вы победили?” – только и спросила я. “Да”, - ответил он. И тут я заметила, в каком виде он вернулся с войны. На его пиджаке, который ему подарили, вернее, нам подарили, в день свадьбы, не хватало двух пуговиц. Его лицо было в синяках, руки тоже были в ссадинах. Я поцеловала его, потому что мне было очень жалко его. Слёзы навернулись на мои глаза.

(Пауза)

Потом он лёг в постель и уснул. Спал он очень долго. Я поняла, что война сильно вымотала его. И, честное слово, мне стало немного легче, когда я поняла, что страдала не одна.

(Пауза)

Пока он спал, я свернула из обрывков газет маленькие трубочки и пришила их к пиджаку, вместо пуговиц. Пуговиц в нашем доме никогда не было. А потом села около него, прямо у его изголовья, и много думала.

(Пауза)

Я не помню всего, что приходило мне тогда в голову. Но точно запомнила главное. Моя вера в то, что он не погиб, даёт право мне убить его, когда это будет нужно.

(Пауза)

Я поняла, что с этой мыслью можно выдержать всё. И все последующие дни я терпела от него всё. Я не понимала точно, что именно я терпела, но я точно знала, что в жизни нашей что-то не так. С мыслью о том, что я имею право убить его, было намного легче всё это терпеть.

Потом он проснулся и долго рассказывал мне о войне… О выстрелах, о взрывах… О том, как они рыли там окопы… Мне это всё было не очень интересно. Мне казалось, что он не говорит чего-то самого главного… Поэтому я всё расспрашивала и расспрашивала его. Мы очень долго говорили…

(Пауза)

Да… он сказал, что на войне убили всех мужчин. Я как-то не очень-то в это верила… Но Бог с ним. Наверное, ему просто очень хотелось быть единственным для меня. Пусть…

(Пауза)

После войны он стал немножко другим… Не таким сдержанным, не таким внимательным ко мне… Я часто плакал по ночам, но в глубине души я даже была рада этому. Теперь я тоже могла говорить всё, что думаю… И он теперь знал, что в мыслях я не такая чистая и хорошая, как, возможно, ему казалось раньше.

(Долгая пауза)

(Поднимается с пола, подходит к трупу, садится около него. Откидывает одеяло с лица, гладит волосы т начинает тихо плакать. Проходит некоторое время. Слышится звонок в дверь. Карлик испуганно смотрит на дверь, бросает одеяло на кровать, а труп заталкивает под кровать. Поправляет комбинацию и, наигранно улыбаясь, идёт к двери).

Г о л о с К а р л и к. Господи, милый, как я рада, что ты уже пришёл…

Г о л о с К о т и к. Что-нибудь случилось?

Г о л о с К а р л и к. Нет, я просто соскучилась. Я ужасно скучала по тебе всё это время.

(Входят Котик и Карлик. Котик по пояс раздет. На нём нет пиджака. Котик обнимает карлик за талию. Оба счастливо улыбаются).

К о т и к. Скорее ложись на кровать.

К а р л и к. (Кокетливо). Не хочу.

К о т и к. Но ты ведь снова начнёшь волноваться. (В руках Котик держит газетный свёрток).

К а р л и к. Что это у тебя?

К о т и к. Ложись на кровать, тогда покажу.

К а р л и к. Ну, хорошо.

К о т и к. У меня для тебя сюрприз. (Начинает разворачивать свёрток. Свёрток становится всё меньше и меньше, но содержимого ещё не видно).

К а р л и к. Да что же это? А, я догадываюсь. Неужели я теперь смогу выходить на улицу?..

К о т и к. (Строго). Не говори глупостей. (Продолжает разворачивать свёрток, разбрасывая всё новые и новые клочки бумаги).

К а р л и к. (Радостно). Послушай, милый, а где же твой пиджак? Ты продал его?

К о т и к. Да.

К а р л и к. И в таком виде ты шёл по улице?

К о т и к. Что поделаешь… (Наконец, разворачивает свёрток. В его руках маленькая тряпочка).

К а р л и к. (Разочарованным дрожащим голосом). Что это?

К о т и к. Это вуаль.

К а р л и к. Но мне не нужна вуаль!.. Мне нужно платье!..

К о т и к. (Не слушая Карлик и не глядя на неё). Да ты только посмотри, какая замечательная это вещь. К ней ещё есть инструкция и вот это кольцо. (Достаёт из кармана брюк инструкцию, а из-за пояса брюк массивное металлическое кольцо).

К а р л и к. (Равнодушно). А это ещё что?

К о т и к. (Увлечённо). Я не знаю, сейчас почитаю инструкцию. (Читает очень внимательно. Потом радостно). О, это как раз то, что нам нужно.

К а р л и к. И что же это то, что нам как раз нужно?

К о т и к. Вот здесь написано… Если женщина хочет носить вуаль не снимая, то поверх вуали, на голову, нужно надеть кольцо. Специальный механизм в кольце закрепит её навсегда. Замечательно! (Карлик утыкается лицом в подушку. Пауза.) Ты недовольна?

К а р л и к. (Поворачивает голову к Котику, раздражённо). Зачем мне это?

К о т и к. (Начинает ходить по комнате). Всё, всё, что бы я ни сделал, вызывает у тебя только раздражение!.. Господи, я , как последний идиот, расхаживаю по улицам полуголым, и при этом ужасно стесняюсь, ты должна понять меня, для того только, чтобы сделать тебе хоть маленький подарок… Я продал сво единственный пиджак!..

К а р л и к. (Обнимает Котика за талию, говорит спокойно, но напряжённо). Прости меня, Котик. Я всё-таки ужасная эгоистка. Просто я очень хотела иметь платье… Ты же знаешь… (Долгая пауза. Не смотрят друг на друга).

К о т и к. (Поворачивая голову к Карлик). Может, ты всё-таки примеришь это?..

К а р л и к. Конечно, конечно…

К о т и к. (Игриво). Мне отвернуться?

К а р л и к. Как хочешь. (Котик отходит к фикусу и любовно гладит его листья. Карлик, глядя ему в спину, приспоабливает кольцо и вуаль).

К о т и к. Уже можно?

К а р л и к. Поворачивайся.

К о т и к. (Поворачивается к Карлик, говорит с плохо скрытым раздражением). Как ты это надела?..

К а р л и к. (Поворачиваясь лицом к залу). А что? (Кольцо надето на голову, а вуаль одним концом воткнута в ноздрю).

К о т и к. (Подходит к Карлик). Это так не носят! Это же вуаль! Давай я тебе надену. (Котик надевает на Карлик вуаль, а сверху на голову кольцо).

К а р л и к. Мне очень неудобно в этом.

К о т и к. Просто ты пока не привыкла.

К а р л и к. И я это никогда не смогу снять?

К о т и к. Если верить инструкции, то не сможешь.

К а р л и к. О, Господи! (Начинает ходить по комнате, пытаясь снять кольцо. У неё ничего не получается).

К о т и к. Не волнуйся и ляг, пожалуйста, в постель.

К а р л и к. Но я не хочу это носить.

К о т и к. Я прошу тебя лечь в кровать. Я не вижу повода для того, чтобы вскакивать с постели и бегать по комнате. (Карлик ложится на кровать и тихо плачет. Котик ложится рядом, гладит её по голове, говорит тихо и успокаивающе). Я не мог купить тебе платье… У меня всё равно не хватило бы денег. Ужасная инфляция… Ты себе даже не представляешь, как трудно стало жить. (Пауза. Карлик перестаёт плакать). Я шёл домой без пиджака и, кажется, простудился…

К а р л и к. (Встревоженно). Ты себя плохо чувствуешь?

К о т и к. Да, у меня болит голова. И, кажется, начинается жар.

К а р л и к. Сейчас я полечу тебя.

К о т и к. У тебя есть лекарство?

К а р л и к. Да. Оно осталось от бабушки. (Карлик слезает с кровати, становится на четвереньки и достаёт из-под кровати графин и стакан).

К о т и к. Это нужно выпить, чтобы вылечиться?

К а р л и к. Да, только сначала нужно бросить туда вот это. (Достаёт из-под комбинации какое-то зёрнышко и бросает его в стакан. Жидкость пузырится).

К а р л и к. Пей, тебе станет легче. (Котик выпивает жидкость, долго смотрит Карлик в глаза). Поцелуй меня, пожалуйста… (Котик отводит руку со стаканом. Стакан падает на пол и разбивается. Котик медленно опускается на подушку, и Карлик ложится на него. Вдруг Котик делает резкое движение всем телом и падает с кровати на пол. Карлик ставит графин под кровать. Достаёт из-под кровати зеркало, прислоняет его к горшку, в котором растёт фикус. Долго смотрится в зеркало, то, поднимая вуаль, то снова её опуская. Начинает даже что-то напевать. Прохаживается около зеркала, меняя походку и выражение лица. Потом садится на пол и обхватывает голову руками.)

К а р л и к. Господи, я до последнего момента надеялась, что это платье… И даже, когда свёрток стал совсем маленьким, вот таким, я утешала себя тем, что платье сшито из очень тонкого материала. Мне казалось, что материал оранжевого цвета… Или нет… сиреневого… Дура! И ещё я думала, что к поясу должен быть пришит огромный бант. (Пауза). Инфляция… (Пауза). Что бы это могла значить?.. (Подходит к трупу, садится рядом и гладит его волосы. Слышится звонок. Карлик прячет зеркало и тело под кровать и идёт за кулисы открывать дверь. Но сразу же возвращается и торопливо запихивает под комбинацию подушку, так что получается огромный живот. Потом снова идёт открывать дверь. Быстренько вбегает в комнату и замирает неподвижно, сложив руки на животе. Котик молча входит в комнату и сразу же ложится на кровать. Он по-прежнему без пиджака. Карлик некоторое время сохраняет прежнюю неподвижную позу, потом говорит, не глядя на Котика).

К а р л и к. Здравствуй…

К о т и к. (Устало). Здравствуй.

(Пауза)

К а р л и к. Ты сегодня не наворовал для меня цветов?..

(Пауза)

К о т и к. Милая, уже осень… все цветы завяли…

(Пауза)

К а р л и к. (Недовольно). Странно…

(Пауза)

К а р л и к. И завтра их тоже не будет?

К о т и к. Завтра я вообще никуда не пойду.

(Пауза)

К а р л и к. Почему?

К о т и к. Что, почему?

К а р л и к. Почему ты завтра никуда не пойдёшь?

К о т и к. Неужели ты не понимаешь?

(Пауза)

К а р л и к. Я не понимаю! (Кричит). Я ничего не понимаю!

К о т и к. Потому что настала осень. Стало холодно, а у меня даже пиджака нет…

(Долгая пауза. Карлик шепчет что-то под нос).

К а р л и к. Ты ничего не замечаешь, милый?

К о т и к. Я очень устал и замёрз.

(Пауза)

К а р л и к. Да? А я жду ребёнка. (Пауза). У меня скоро будет ребёнок.

К о т и к. (Вскакивает с кровати и становится перед Карлик на колени). Почему же ты раньше не сказала? (Целует ноги Карлик). Мне даже не верится… (Поднимается всё выше и выше, утыкается лицом в живот). Мне даже не верится… У меня будет ребёнок… (Карлик с силой отталкивает Котика. Котик падает. Долгая пауза).

К а р л и к. (Кричит).

Я не так сказала!.. Я сказала, что у м е н я будет ребёнок.

К о т и к. Тебе нельзя волноваться. Может, тебе лучше лечь в постель?

К а р л и к. Замолчи… (Котик поднимается с пола и садится на кровать).

К о т и к. Сядь рядом со мной, пожалуйста. (Карлик машинально садится рядом с Котиком. Улыбаясь). Я хочу, чтобы у нас была девочка. И чтобы она была такая же красивая, как ты. (Пауза). И чтобы от неё исходил тот же запах…

К а р л и к. Замолчи! (Вскакивает и снова застывает в неестественной позе. Долгая пауза).

К о т и к. Я что-то не так сказал?

К а р л и к. Нет, просто я нехорошо себя чувствую.

К о т и к. Мне кажется, тебе просто нужно лечь на кровать. Ты переволновалась.

К а р л и к. Будь добр, достань из-под кровати графин с водой и стакан.

К о т и к. Я не знал, что ты под кроватью хранишь воду…

К а р л и к. Да… я не говорила тебе… Она осталась ещё от бабушки…

К о т и к. (Залезая под кровать). Да, действительно, здесь есть и графин с водой, и стакан. (Вылезает из-под кровати и наливает воду из графина в стакан. Протягивает стакан Карлик). Выпей, может, тебе станет лучше. А потом сразу же в постель. (Карлик достаёт из-под комбинации какое-то зёрнышко и бросает его в стакан. Жидкость пузырится).

К о т и к. Что это?

К а р л и к. Это моё лекарство.

К о т и к. Пей скорее.

(Карлик подходит к фикусу и любовно гладит его листья).

К а р л и к. Да, действительно… осень.

К о т и к. Что ты сказала?

К а р л и к. Я говорю, что действительно наступила осень.

К о т и к. Но ты не волнуйся. Осень – это ещё не так плохо. Тем более, ранняя. Ранняя осень даже лучше, чем лето.

К а р л и к. (Отрешённо). Да… да… Но листья на фикусе сморщились и пожелтели. Как странно… (Пауза. Котик тревожно смотрит на Карлик. Отрешённо). Поцелуй меня, милый, пожалуйста.

(Пауза)

К о т и к. (Нежно). А почему ты никогда не хочешь меня поцеловать?

К а р л и к. А ты хочешь этого?

К о т и к. Да.

К а р л и к. Я никогда не думала, что тебе хочется этого.

К о т и к. Только сначала выпей лекарство. Я боюсь за тебя. (Карлик выпивает содержимое стакана, подходит к Котику, нежно обнимает и целует его. Потом падает на пол. Котик какое-то время молча смотрит на Карлик, потом залезает под кровать и достаёт оттуда телефон. Набирает какой-то номер).

К о т и к. (Говорит в трубку, по-прежнему глядя на тело Карлик). Здравствуйте. (Пауза). Приезжайте, пожалуйста. (Пауза). Да, случилось несчастье… (Пауза). Я убил свою жену. (Пауза). Меня зовут Котик. (Пауза). Ничего странного. (Пауза). Кого? Пострадавшую? Карлик. (Пауза). Да не на самом деле… Её так зовут. (Пауза). Да. (Пауза). Что значит, много дел?.. (Пауза). Нет, я вас понимаю, но… (Пауза). Адрес? Последний городской дом. Самая маленькая квартира без ванной. (Пауза). Что значит, все разъехались… (Пауза). Вы что, предлагаете ей тут разлагаться?.. (Пауза). Я буду жаловаться… (Пауза). Да мало ли кому… (Пауза. Бросает трубку, садится рядом с телом Карлик. Долго смотрит на неё и гладит волосы. Потом вытаскивает из-под её комбинации подушку, кладёт её на пол и приспосабливает её под голову Карлик. Ложится рядом с Карлик, кладёт голову на подушку. Устраивается поудобнее. Закрывает глаза. Долгая пауза. Очень долгая пауза).

К а р л и к. Я никак не могу уснуть…

К о т и к. Почему?

К а р л и к. Наклонись ко мне. (Котик наклоняется над Карлик. Карлик улыбается и что-то шепчет Котику на ухо).

К о т и к. Ты с ума сошла!..

К а р л и к. Я заранее знала твою реакцию. А по-моему, вполне нормальное желание.

 

 

1991 год, г. Москва